Поиски

Не знает ли кто-нибудь, как связаться с Юлией Саксоновой, которая переводила «Сагу об Эгиле Одноруком»?

Сага о людях из Озёрной Долины, глава 6

Немного позднее Торстейн приехал домой и рассказал своему отцу обо всём, что было задумано, и попросил его отправиться в путь, и Кетиль так и сделал. Ярл приготовил пир, а Торстейн приехал из Долины Верзилы со многими знатными людьми, и на пиру угощали отличной снедью. Тордис была выдана за него с наибольшим почётом и значительными деньгами, и ярл с Кетилем расстались в величайшей дружбе. Торстейн остался со своей женой. От ярла Торстейн постоянно слышал дружелюбные речи. Вскоре между Торстейном и Тордис установилась крепкая любовь.

Рассказывают, что одним вечером к ярлу пришли люди с вестями о смерти Кетиля Верзилы и о том, что люди поэтому хотели бы, чтобы Торстейн вернулся в свою отчизну и государство. Торстейн рассказал об этом деле своей жене и ярлу. Тордис попросила его решать самому и сказала, что последует его воле. Он ответил, что ему более всего по душе отправиться домой, это едва ли вызовет у кого-то зависть, и что там ему все окажут наилучший почёт. С этим решением согласился и ярл, и сказал, что, вероятно, дома ему было бы суждено добиться большего, чем среди незнакомого люда.

Вскоре после этого ярл заболел. Он призвал к себе своего зятя Торстейна и свою дочь, и сказал:

― Готовьтесь теперь уехать отсюда прочь, с весьма почётной долей богатства, наши же родичи могут быть весьма довольны тем, что им останется полностью власть в стране со всем, что следует. Но если у вас будет сын, пусть он носит моё имя.

Торстейн сказал, что так и поступит, и потому, по его словам, он не ищет звания ярла, что его родственники были людьми незнатными.

Из сборника Йоуна Ауртнасона

Как и обещал, несколько крошечных и порой весьма странных историй из сборника Йоуна Ауртнасона.

«Дай знать» („Segðu til“)

Один старик хлопотал над только что умершей женщиной, которую звали Гвюдрун, и стал гадать, жива она или скончалась, и, находясь в сомнениях, он сказал:

— Дай мне знать, Гюнна, умерла ли ты.

Благословение (Signingin)

У одной женщины была привычка осенять крестным знамением своих овец, когда они выходили через двери загона, а когда она крестила ту, что шла последней, то сказала:

— Идите вы все сегодня к чёрту!

«Как делают корабли» („Svona eru skipin gjörð“)

Женщина пришла в сарай, где на каменных подпорках стояли корабли. Тогда она сказала:

— Так вот как делают корабли: с каменными лапами, которые затем снашиваются в море!

О переводах

Около года назад закончил черновой перевод «Саги о Кнютлингах», вернее, прозаической части. Скальдические висы — это ведь отдельный мир: особая лексика, которая в прозе не используется, странный порядок слов, переставленные местами части предложений... Кто в курсе, тот представляет, что перевод более полусотен скальдических вис — огромный пласт работы, сравнимый с переводом какой-нибудь дополнительной саги. О. А. Смирницкая, к примеру, перевела только часть вис из «Младшей Эдды», к тому же оставив без перевода третью часть книги Снорри Стурлусона, так называемый «Перечень размеров» (Háttatal). Но я всё же справился, невзирая на все жизненные неурядицы, сегодня сделал подстрочник для последней оставшейся висы. Можно было бы откупорить шампанское, если бы не трезвый образ жизни, хе-хе. Жаль, что я не отметил, когда начал перевод «Саги о Кнютлингах», но можно точно сказать, что это заняло больше 10-15 лет...

За последние месяцы скопилось также некоторое количество переведенных рассказов из сборника сказок Йоуна Ауртнасона. Некоторые рассказы забавны, некоторые странны, некоторые непонятны. Возможно, стоит опубликовать часть в ЖЖ и решить, стоит ли их выкладывать на «Северной Славе». Но некоторые действительно странные. Например:

Гвюдлёйг с Бьяртнэйяр (Guðlaugur í Bjarneyjum)

Один человек с островов Бьяртнэйяр, которого звали Гвюдлёйг, говорил, что всё бренно, за исключением того, что создал сам Бог.


И это всё! Странный скандинавский юмор...

Будущие переводческие планы, как я уже писал: «Сага о Хрольве сыне Гаутрека» (Hrólfs saga Gautrekssonar), «Сага об Иллуги Убийце Тёгльд» (Illuga saga Tagldarbana — ну, это не классическая сага, а XVII век)... А ещё есть «Сага о Бьёрне Витязе из Долины Хит» (Bjarnar saga Hítdœlakappa), две «романтические» саги — о Кормаке и Виглунде и другое, многое из которого я начал переводить ещё в далёком 2001 году...

Сага о людях из Озёрной Долины, глава 5

Однажды Торстейн сказал своему отцу, что поедет на восток к ярлу Ингимунду, как обещал Ёкулю.

Кетиль назвал это неразумным и попросил его лучше остаться дома:

— И даже если ярл не захочет навредить тебе, всё же может быть так, что кто-нибудь станет к тебе враждебен и недружелюбен.

Торстейн отвечает:

— То, что я пообещал Ёкулю, я исполню, и, даже если я не унесу оттуда ноги подобру-поздорову, я всё же поеду.

Затем Торстейн собрался, отправился в Гаутланд и, в конце концов, прибыл в начале дня к дому ярла. По обычаю могущественных людей ярл уехал на охоту. Торстейн вошёл в пиршественный зал и уселся на скамью со своими спутниками. Тут в помещение зашла жена ярла, взглянула на тех, кто появился, и увидела, что это иноземцы. Она спросила, кто они такие.

Торстейн ответил, что он северянин:

— И у меня к тебе тайное дело, отойдём-ка в сторонку.

Она так и сделала.

Тогда Торстейн молвил:

— У меня для тебя вести, об убийстве твоего сына Ёкуля.

Она отвечает:

— Это может мне показаться важным, но не удивительным, из-за его поступков и дурного поведения. Но что заставило тебя рассказать эту печальную историю и проделать такой долгий путь?

Collapse )

Снеккар и дреккар

Уже не первый раз натыкаюсь, как "специалисты" по викингам с умным видом пишут по корабли викингов под названием "снеккар" и "дреккар", причём "кар" якобы переводится с древнескандинавского как "корабль". Эта чушь проникла в русскую википедию и, видимо, пустит свои корни во многих других местах. Может быть, кто-нибудь знает источник (книжный) этой ереси?

Сага о людях из Озёрной Долины, глава 4

После этих событий Торстейн поехал домой, и когда он приблизился к хутору, то увидел много людей, едущих ему навстречу и узнал там своего отца и многих знакомых, и все они отправились искать его.

Когда же они встретились, Кетиль поздоровался со своим сыном ласковыми словами, ему казалось, что тот вернулся из Хель:

— И я сразу пожалел о тех словах, которые сказал тебе в упрёк и осуждение.

Торстейн ответил ему и сказал, что совсем недавно он сам не знал, вернётся или нет, но в его деле ему сопутствовала удача, так что он возвратился цел.
Но, хоть они и обменялись этими словами с некоторой неприязнью, всё же вскоре они помирились. Торстейн рассказал своему отцу про обстоятельства своего путешествия. Благодаря этому деянию Торстейн обрёл добрую славу среди людей, как и ожидалось. Затем Торстейн велел созвать тинг, и пришли туда все жители округа.

На этом тинге Торстейн встал и произнёс:

— Всем вам известно, что со страхом, который вы испытывали некоторое время перед разбойниками, из-за чего нельзя было совершать поездки, теперь покончено и дело решено. И основная причина того, что я созвал тинг — я хочу, чтобы каждый взял то имущество, которым владел ранее, я же получу то, что останется.

Тут раздались одобрительные крики людей, и Торстейн обрёл большое уважение благодаря всем своим поступкам. Имя злодея никто не узнал, потому что оно мало упоминалось.

О переводах

Как вы знаете, переводим с Надеждой Топчий древнеисландскую сагу Сага о людях из Озёрной Долины (Vatnsdœla saga), приступили к шестой главе.

Перевёл третью главу книги Джона Росса Брауна Земля Тора, следующая, наверное, будет ещё через девять лет.

Перевёл и опубликовал на Северной Славе Sellic Spell — сказку Дж. Р. Р. Толкина по мотивам поэмы «Беовульф».

В планах на будущее перевести «Сагу о Хрольве сыне Гаутрека» (Hrólfs saga Gautrekssonar), «Сагу об Иллуги Убийце Тёгльд» (Illuga saga Tagldarbana) и многое другое, что успею.

Сага о людях из Озёрной Долины, глава 3

Вскоре после того, как состоялся разговор отца с сыном, выходит Торстейн один с пирушки и только о том и думает, что мог бы испытать удачу своего отца, и тот не станет его более укорять, если он подвергнет себя какой-нибудь смертельной опасности. Он взял своего коня и в одиночку поскакал в лес туда, где, как ему казалось, есть больше возможностей отыскать злодеев, хоть он и считал, что невелика надежда на успех при таком превосходстве сил, которые, как он полагал, ему уготованы. Предпочёл бы он теперь лучше положить жизнь, чем съездить напрасно.

У опушки он привязал свою лошадь, затем вошёл в лес и отыскал одну боковую тропинку, что вела в сторону от главной дороги. Он долго шёл, пока не увидел в лесу большой и добротно выстроенный дом. Торстейну подумалось, что жилище могло бы принадлежать тому, кто препятствует ходить по этой тропе, будь то некто один или многие. Затем вошёл Торстейн в дом и обнаружил в нём большие сундуки и много добра. Там была большая поленница, а с другой стороны товары в мешках и всякого рода вещи. Там же он увидел постель. Она была гораздо больше, чем все постели, которые Торстейн видел раньше. Подумалось ему, что довольно высок тот, кому впору эта кровать. Кровать была хорошо занавешена. Там был и стол, покрытый чистой скатертью, и отборные лакомства и лучшие напитки. Торстейн не обратил внимания на эти вещи. Затем он стал искать способ не попасться на глаза тем, кто жил в этой хижине, потому что он хотел сперва узнать, как обстоят дела, прежде чем они увидят друг друга и заговорят. После этого он забрался между мешков в кучу товара и устроился там.

Collapse )