?

Log in

Переводы и всё такое прочее
Свежие записи 

Вот Сигурд пошёл прочь и направился путём, который ему показали, к городу Брюнхильд. Он подошёл к городским воротам, которые были закрыты железными створками, и там сейчас не было никого, кто открыл бы ему. Он толкнул створки так сильно, что переломились железные засовы, которыми были заперты створки. И теперь он вошёл в город, и тогда ему навстречу туда вышло семеро стражников, которые должны были охранять ворота, и они были недовольны тем, что он сломал ворота, и за это хотели убить его. Тут же Сигурд обнажил свой меч и не останавливался, пока не убил всех этих слуг. Теперь рыцари заметили это, бросились к своему оружию и напали на него, но он защищался хорошо и отважно.

Брюнхильд, сидя в своей комнате, услышала о происходящем и сказала:

— Должно быть, это явился Сигурд сын Сигмунда, и даже если бы он убил там семь моих рыцарей, как сейчас убил семь рабов, он всё же будет хорошо принят нами.

И теперь она вышла и пошла туда, где они бились, и приказала им остановиться. Затем она спросила, что за человек пришёл сюда. А он назвал своё имя и сказал, что его зовут Сигурдом. Она спросила, из какого он рода. Но он ответил, что не знает, что сказать ей.

Читать дальше...Свернуть )

Эккихард увидел идущего Сигурда, пошёл к своему мастеру и сказал:

— Да, господин, вот идёт Сигурд домой и несёт в руке голову змея, и он, должно быть, убил его, и сейчас не остаётся ничего другого, кроме как спасаться, поскольку хоть нас здесь и двенадцатеро, и даже если бы нас было вдвое больше, он всё равно отправит нас всех в хель, настолько он сейчас гневен.

И тут все они побежали в лес и спрятались. А Мимир в одиночку вышел Сигурду навстречу и поздоровался с ним.

Тут Сигурд отвечает:

— Никому из вас не будет здоровья, поскольку ты будешь глодать эту голову, как собака.

Теперь Мимир отвечает:

— Не делай того, что ты говоришь, и лучше я возмещу тебе за то, что поступил с тобой плохо. Я подарю тебе шлем, щит и доспехи. Это оружие я сделал Хертниду в Хольмгарде, и это лучшее из всего оружия. И я подарю тебе коня, которого зовут Грани, который из табуна Брюнхильд, и меч, который называется Грам; лучший из всех мечей.

Теперь отвечает Сигурд:

— На это я могу согласиться, если ты исполнишь то, что обещаешь.

И теперь пошли они вдвоём домой. Вот Мимир взял наголенники и вручил ему, и тот надел их, а затем — доспехи, и тот облачился в них. Затем он вручил ему шлем, который тот надел на голову, и дал ему щит, и всё это вооружение было столь хорошим, что едва ли можно было найти такое же хорошее. Теперь Мимир подал ему меч, и когда Сигурд взял этот меч, то обнажил его, и тот показался ему очень хорошим оружием , и тут он взмахнул мечом изо всей силы и нанёс Мимиру смертельный удар.

Вот Мимир обдумал своё положение и уразумел теперь, что этот этого мальчика ему следует ждать великих несчастий, и теперь он захотел избавиться от него, и он пошёл в лес туда, где жил великий змей, и сказал, что отдаст ему одного юношу, и попросил того убить его. Затем Мимир вернулся домой. На следующий день Мимир спросил Сигурда, своего воспитанника, не хочет ли он пойти в лес, чтобы нажечь ему уголь.

Тогда Сигурд отвечает:

— Если ты будешь отныне столь же хорошо относиться ко мне, как до этого, то я пойду и сделаю всё, что ты хочешь.

Вот Мимир приготовил его в эту поездку, дал ему вино и еду на девять дней, пока он будет отсутствовать, и топор. И теперь он пошёл и показал ему дорогу в лес, как считал нужным. Вот Сигурд отправился в лес и обустроился, затем он пошёл, срубил большие деревья, развёл один большой костёр и бросил в него деревья, которые он срубил. Было уже девять часов утра, и он уселся поесть и ел, пока вся его еда не закончилась, и не оставил он также ни капли вина, которого, как думал Мимир, ему должно было хватить на девять дней.

Читать дальше...Свернуть )

Одного слугу звали Эккихардом. Из двенадцати слуг он был самым могучим. Вот однажды, когда Сигфред пришёл в кузницу, Эккихард ковал там. Тут Эккихард ударил Сигфреда своими клещами по уху. Но Сигрфред схватил его левой рукой за волосы так сильно, что он сразу упал на землю, и теперь подбежали к нему все кузнечные помощники и захотели помочь Эккихарду. Но Сигфред поспешно пошёл к двери и вышел наружу, таща за волосы Эккихарда за собой, и так они шли, пока не прибыли к Мимиру. И теперь Мимир молвил Сигурду:

— Плохо ты поступаешь, избивая малышей, которые приносят хоть какую-то пользу, а ты не делаешь ничего, кроме одного зла, и ты уже достаточно силён и можешь работать не меньше, чем кто-либо из них, и я сейчас пришёл к тебе затем, чтобы ты проявил рвение, и если же ты этого не захочешь, то я буду бить тебя, пока ты с радостью не возьмёшься за работу, — и взял его за руку и повёл в кузницу.

Вот Мимир сел перед горном, взял большой кусок железа и сунул в огонь, а Сигурду протянул очень тяжёлую кувалду. А когда железо стало горячим, он вытащил его из горна на наковальню и приказал Сигурду бить. Сигурд с такой силой нанёс первый удар, что каменное основание наковальни раскололось, а наковальня вошла с головой в землю, железо отлетело прочь, а щипцы с рукояткой молота разломались и отлетели далеко в сторону.

И теперь Мимир молвит:

— Никогда и ни у кого я не видел более ужасного и более бесполезного удара, чем этот, и что бы другое из тебя ни получилось, к ремеслу ты не пригоден.

Теперь Сигурд пошёл в комнату и уселся рядом со своей воспитательницей, никому не сказав, доволен он или нет.

Вот однажды Мимир собрался в лес, чтобы жечь уголь, и намерился пробыть там три дня. И когда он пришёл в лес, то развёл большие костры. И когда он остался у огня в одиночестве, пришёл туда к нему какой-то мальчик. Он был красив и подбежал к нему. Он спросил мальчика, кто он. Но мальчик не умел говорить, однако Мимир взял его, посадил себе на колени и прикрыл его одеждой, потому что одежды у него до этого не было. И тогда туда прибежала лань, подошла к коленям Мимира и облизала ребёнку лицо и голову, и так Мимир понял, что эта лань вскормила ребёнка, и оттого он не стал убивать лань. Он взял мальчика, защитил и взял домой вместе с собой, решив воспитать его себе вместо сына, дал ему имя и назвал Сигфредом.

Мальчик рос там, пока ему не исполнилось девять лет, и он был таким крупным и сильным, что не видели ему равного. У него был такой крутой нрав, что он бил и колотил слуг Мимира, так что трудно им казалось жить рядом с ним.

Жил человек по имени Мимир. Он был кузнец такой знаменитый и умелый, что почти не было равного ему в этом занятии. У него было много слуг, которые ему прислуживали. У него была жена, и за девять зим, с тех пор как он женился на ней, они не смогли завести ребёнка, и это очень огорчало его. Имелся у него брат, которого звали Регином. Он был могучим и очень плохим человеком, и за это он поплатился тем, что с ним произошли великие чары и чудеса, и он превратился в змея. И получилось так, что он был их всех змеев самым большим и худшим, и он хотел убивать всех людей кроме тех, кто хорошо относился к его брату, и теперь он был сильнее всех, и никто не знал о его логове, кроме его брата, Мимира.

Этот самый стеклянный сосуд река вынесла в море, и прошло немного времени, как начался отлив. Тут сосуд вынесло на песчаную отмель. Море отхлынуло, так что там, где лежал сосуд, было совсем сухо. Теперь ребёнок несколько подрос, и когда сосуд покатился по отмели, то разбился, и ребёнок заплакал.

Тут пришла туда лань, взяла ребёнка в рот и отнесла в своё логово. Там у неё было два детёныша. Там она положила мальчика и напоила своим молоком, и там она кормила его, как своих детёнышей, и он жил у лани двенадцать месяцев. Теперь он стал так силён и велик, как другие дети в четыре года.

Херманн взял её тело и убрал его так, как посчитал наиболее благопристойным. Затем он взял своего коня, вскочил верхом и поскакал обратно всю дорогу, пока не встретился с конунгом Сигмундом. Тут конунг спрашивает:

— Где же Артвин, твой товарищ?

Херманн говорит:

— Наши пути разошлись на том, что он захотел убить или покалечить женщину, и мне то показалось скверным, когда я увидел, что задумывалось, и я захотел помочь ей, и мы спорили насчёт этого дела, покуда не начали сражаться, и я убил его, прежде чем остановился. А женщина родила прекрасного мальчика, и Артвин покончил с ними, прежде чем расстался со своей жизнью.

Тогда конунг Сигмунд спрашивает:

— Назвала ли королева отцом конунга или раба? Лгали ли вы?

Херманн отвечает:

— Это не ложь, государь. Может быть так, что кто-то совершает великое преступление, сам понимает это, раскаивается и тогда навсегда остаётся безупречным человеком.

Тут конунг сердито молвил:

— Убирайся с глаз моих. Я больше не желаю твоей службы, ибо ты, должно быть, предатель.

Теперь Херманн пошёл к своему коню и уехал прочь со всеми своими людьми, радуясь, что он улизнул. А конунг Сигмунд остался в своём государстве.

Теперь графы поскакали прочь по дороге домой. Однажды стояла королева у бойницы и заметила облако пыли от лошадей, и затем она увидела всадников и узнала по вооружению, что это пришли домой графы со своими людьми.

Когда она понадеялась, что они услышат, то крикнула:

— Если будет на то божья воля, я услышу хорошие новости о конунге Сигмунде. Что вы расскажете про него, говорите сейчас правду и не лгите.

Теперь Артвин отвечает:

— Конунг Сигмунд здоров, и у него всё хорошо. Он со своей армией находится сейчас в Сваваскоге, и он прислал тебе сообщение, чтобы ты пришла туда к нему, он хочет встретиться с тобой, а мы можем охотно сопроводить тебя туда по его приказу.

Теперь королева отвечает:

— Ничто меня не задержит, ведь я должна встретиться с ним, но кто та женщина, что сопроводит меня туда?

Читать дальше...Свернуть )

Теперь конунг Сигмунд пришёл извне в своё государство, и защитники его земли, Артвин и Херманн, узнали об этом и устроили совет.

Тогда Артвин сказал своему товарищу:

— Я полагаю, когда конунг Сигмунд придёт домой, королева Сисебе расскажет ему обо всех наших беседах, и так сурово и предосудительно, как она всегда отвечала на наши просьбы, и конунг обвинит нас, если узнает правду. Сейчас нам не следует медлить в наших замыслах, и нам необходимо то, чему следовать.

И прежде чем расстаться, они придумали, как им поступить.

Вот они пошли к королеве и рассказали ей всё о своих намерениях, что они хотят сейчас встретить конунга и спросить, что у него нового. А ей это понравилось, и она попросила их отправляться в путь как можно скорее, так они и сделали. Когда же они встретились с конунгом Сигмундом, он им очень обрадовался. Тут они попросили разговора с глазу на глаз.

Когда же они оказались втроём, Артвин сказал:

— Добрый государь, я должен рассказать тебе плохие, однако правдивые новости, но я прошу тебя, чтобы ты не порицал меня, даже если я скажу тебе, поскольку я не могу скрывать от тебя, ведь ты отдал в руки мне и моему товарищу всё своё добро, — что едва ты покинул дом, твоя жена, Сисебе, стала вести себя плохо и непристойно. Она взяла одного своего раба, что был красив на вид, и положила рядом с собой. А когда мы с товарищем хотели запретить ей это, то она пообещала нам оклеветать нас перед тобой, когда ты вернёшься, и ты бы велел нас убить, если бы она захотела. И этот самый раб затем спал с ней каждую ночь в её объятиях, и сейчас сама она беременна. И мы не посмели, государь, чтобы ты пришёл домой, не узнав об этом прежде.

Теперь конунг отвечает:

— Конечно, вы понимаете, что если солгали про неё лишь словом, вас ждёт смерть.

Теперь отозвался Херманн и поклялся в том, что:

— Всё, о чём тебе сказали, правда.

Тут конунг молвил:

— Добрые друзья, что я должен сделать с этой женщиной, которая поступила так плохо?

Теперь отвечает Артвин:

— Тебе решать, конунг, мы сделаем всё, что ты захочешь.

Ещё конунг молвил:

— Её можно повесить, или ослепить, или отрубить ноги, или отослать затем своему отцу.

Теперь Артвин отвечает:

— Есть ещё одно решение: отправить её в лес Сваваског. Там нет людских троп, и десятками лет туда никто не заходит, и вырезать там у неё язык, и пусть она живёт там, сколько богу угодно.

А этот совет конунгу понравился.

This page was loaded авг 28 2016, 5:05 am GMT.